НА ВКУС И ЦВЕТ

 

Итак, мы берём в руки новую книгу. Событие ли это в нашей жизни? Благословясь, подумаем вместе. Попытаемся не только прислушаться к тихому шелесту страниц, присмотреться к содержанию, распознать себя на его фоне. Книга писателя из Гродно Анатолия Апанасевича «Красные фразы» настраивает нас на серьёзный лад, на философский разговор и даже более того, на труд праведный, труд духовный. Ибо, как гласит изречение одного из классиков, «душа обязана трудиться». А чтение художественной литературы этот самый труд представляет. И даёт нашей душе возможность соблюсти данное обязательство, выполнить этой тонкой материи её трудовую повинность. Тем более, что в отношении к труду автор выражает свою принципиальную бескомпромиссность: «Упорный труд – это нормальное поведение человека». А на тему души наш современник и земляк невольно вторит классику: «Упадок души начинается с её праздного состояния».

 

Избранная писателем для диалога с миром форма афоризма заслуживает особого внимания. Благодаря своим особенностям. Во-первых, это лаконичность жанра и (как следствие) его современность. Окружающий мир изменяется с умопомрачительной скоростью. Динамике метаморфоз покорно соответствует так называемая клиповая модель сознания «нового» человека. Когда на чтение книг отводится немногим более времени, чем на чистку зубов, короткое, легковесное по форме и ёмкое по содержанию философское высказывание вписывается в современную картину мира весьма органично. Напитанный духом времени афоризм играет роль связующего звена в неоднозначном, порой болезненном процессе совпадения символического пазла «человек – мир». Вопреки нарочитой злободневности, в противовес жёсткой сцепке с днём сегодняшним, афоризм не может не бытовать с оглядкой на глубокую старину, на богатейшее наследие из тысячелетних классических традиций. И так устремляется в будущее.

 

Воздав почести жанру, посетим территорию новой книги. Анатолий Апанасевич о времени и жизни: «Время, умноженное на конкретные дела, равно пользе жизни». О связи времён: «Не рассчитывай на будущее, не полагаясь на прошлое». О прошлом: «Как дети своим родителям, будущее не всегда благодарно своему прошлому». О будущем: «Каковы ваши идеалы, таково и ваше будущее». Ещё о времени: «По-настоящему живут лишь те, кто наслаждается своим настоящим».

 

Обращает на себя внимание то, как автор мастерски использует омонимическую многозначность слов, приглашая читателя сыграть в эту игру, где слово начинает и выигрывает. А вместе с ним выигрываем все мы, неравнодушные читатели, люди, устремлённые в своих внутренних запросах к свету, к творческой мысли, к пище духовной.

 

Вторая особенность сборника афоризмов Анатолия Апанасевича «Красные фразы», как бы противостоит первой. Так уж вышло – берущий начало в Эпохе Античности, афоризм всегда вне времени. Подобно флюгеру, он указывает пытливым умам читателей на то, откуда в нашей жизни начинают дуть те или иные ветра. Подобно птице, ангелу,  художественное слово способно воспарить, возвыситься над насущными тяготами мирских сует, дабы указать нам путь к вечности. Подобно источнику света, облечённая в форму краткого высказывания, мысль философа-просветителя обозначает наш путь земной, а являясь словом искренними и добрым, ещё и согревает, и защищает нас на этом пути от невзгод и ненастий.

 

В книге преобладают формально прозаические авторские изречения. Но есть и двустишия, которые придают звучанию сборника поэтического изящества, музыкальности интонаций, привносят ещё больше драйва и живой эмоциональности. Например:

 

И горькую чашу страданья,

как сладкую чашу испей!

 

..................................

 

Тот не зол, кто зла не чаял,

кто о злом не помышлял.

 

Или:

 

Стойкий дух

к порокам глух.

 

Или ещё:

 

Сердечный мрак чернее ночи,

темнее тьмы – эгоцентризм.

 

Как видим, лексика афоризмов Анатолия Апанасевича не исключает элементов книжности. Таков авторский стиль – эклектика, экспериментальный синтез, смелый, активный поиск гармонии на пути от традиций к новаторству и обратно. Нарочитую книжность в авторских литературных оборотах Анатолия Апанасевича не искоренить каноническими резонами и строгими предписаниями теории искусства. У автора резоны свои, свои цели. Независимые, просветительские, благие.

 

В книге 13 тематических разделов. Перечислю их и попытаюсь охарактеризовать с помощью цитирования авторских произведений: «Добро и зло»; «Мудрость, истина, глупость»; «Счастье, несчастье»; «Мечты, желания, надежды»; «Труд, праздность»; «Мужчина, женщина, любовь»; «Время, жизнь»; «Бог»; «Правда, истина, ложь»; «Писатели»; «Гражданин и политика»; «С улыбкой»; «Разное». Не ускользнуло от моего внимания дважды встреченное в названиях глав слово «истина». И ведь повтор этот неслучаен. Он сообщает читателю о многом. Истина – понятие вневременное, всепогодное. Её много не бывает. Возможно, как идеалист Анатолий Владимирович Апанасевич стремится подсластить пилюлю исследования нашего с вами мира, как мантру, неоднократно повторяя заветное слово «сахар». Станет ли нам от этого сладко? Приблизимся ли мы к истине? Вопросы поставлены, а значит, будут даны и ответы. Не скрою, подробно ознакомившись с содержанием сборника, на месте автора некоторые разделы я озаглавил бы иначе – художественно, более красноречиво, а не с помощью аскетично-утилитарных ярлыков. Видимо, в подходе к наречению элементов композиции книги её автор руководствовался принципами не эстетического свойства, а прагматичными соображениями рачительного хозяина – предполагаю я, а сам представляю себе вместительный амбар с заботливо расставленными по нему подписанными мешками.

 

«И хищник может быть добрым, когда он сыт», – говорит нам автор «Красных фраз», тем самым подтверждая и дополняя множественные философские доктрины, на основе которых веками формировалась передовая общественная мысль. Соединяя в единое поле жизни духовные и материальные основы существования, этическая концепция афоризмов Анатолия Апанасевича подчёркивает неотделимость одного от другого.  

 

«Говоря с умным человеком, молчи и слушай». «Определись: либо ты веришь в науку, либо – в чудеса!» Многие афоризмы из сборника А. Апанасевича «Красные фразы» содержат глаголы в форме повелительного наклонения. Аналогичная тенденция нередко встречается в поэтических текстах современников, которые попадают в поле моего зрения. На территории поэзии, на мой взгляд, давать команды, повелевать умами было бы более уместно косвенно, иносказательно, тонко. В рамках сложного синтеза из публицистики, эпоса, лирики, эссеистики, конфуцианских традиций, приёмов восточной поэзии, славянского фольклора и многого другого, из чего, собственно, и состоит типичный афоризм, наверняка можно и направлять, наставлять читателя открыто, без лишних сантиментов.  

 

«Лучше дорог удач, только тропинки счастья». В некоторых высказываниях их автор открывается нам не только философом, но и романтиком. Накопленный жизненный опыт, некоторые личные качества позволяют Анатолию Владимировичу Апанасевичу делиться с нами радостями жизни, постигая которые вместе с ним, мы также обогащаемся ценным багажом впечатлений, а самое главное – обретаем способность видеть окружающий мир в новых ракурсах. Афоризмы – это не только литература, но и музыка! Музыка слов. И попробуйте со мной не согласиться! А не согласиться с бардом, автором песен А. Апанасевичем нельзя. Благодаря его увлечению музыкой, музыкально звучат, поются и его афоризмы.

 

«Из ста наших желаний только одно исполняется. Из ста исполненных желаний только одно оказывается для нас полезным. А из ста исполненных полезных желаний только одно делает нас счастливыми». Ведомый своей жизненной философией, писатель многократно препарирует нашу общую систему ценностей. Смотрите, как он принципиально разграничивает понятия «польза» и «счастье», как бы указывая на ещё большую и доступную, увы, не всем глубину человеческой природы. Некоторые афоризмы состоят из нескольких предложений. Они выглядят, как письма в будущее, как послания в ноосферу, как приглашения к разговору с вечностью. И, разумеется, не могут остаться незамеченными.

 

«Делу можно служить, а можно – прислуживать». Для писателя важны нюансы, тонкие, малозаметные оттенки смысла, которые, участвуя в сюжетах философских высказываний, по воле автора неожиданно вырастают до метких и остроумных критических замечаний.

 

«Близость умов – дружба, близость характеров – братство, близость сердец – любовь». Уж сколько сказано прежде, сколько сломано копий на тему любви, близости, сердечных мук!.. Но и эта тема, принципиально важна для автора новой книги. Потому что он точно знает: эта тема важна и чрезвычайно полезна каждому из его читателей. Без любви мир гармоничный, пригодный для жизни представить себе невозможно. Другое дело – как защитить от девальвации, от загрязнения догмами и прочим сомнительно-токсичным сором, как гармонизировать в бурном современном мире само высокое чувство? Предпринятых в этом направлении попыток в книге предостаточно.

 

«Если твой взор постоянно устремлён в прошлое или будущее, мимо тебя незамеченной проходит реальность». Критической оценки автора афоризмов подвергается всё и вся, на разные темы и лады. Некоторые высказывания, несмотря на свою художественную красноречивость, звучат предельно ясно, воспринимаются легко. Иные требуют подключения фантазии читателя. А есть и такие, которым хочется незамедлительно ответить, вступить в дискуссию, вдохновившись творческой энергией, предложить свою порцию жизненных наблюдений.

 

«Чаще всего верой в себя человек только обольщается», – этой довольно острой полемической тирадой открывается глава книги под названием «Бог». «Спорьте, не соглашайтесь со мной. Ибо в спорах рождается всё необходимое для гармонии бытия», – как бы читается между строк, а их автор выступает эдаким провокатором, возмутителем ментального спокойствия (читай косности, пассивности, внутренней пустоты). Не согласиться с некоторыми из утверждений из сборника афоризмов «Красные фразы», по моему разумению, было бы лучше, чем согласиться. Но за это право выбора, за это пространство для идейного манёвра, любезно предоставленные нам, нельзя не быть благодарным автору. В приведённом выше примере понятие «вера в себя» выступает антитезой понятия «вера в Бога». Но постичь это, как в двух соснах, сориентироваться в двух верах по замыслу автора, читатель должен самостоятельно.

 

«Истина, как остров в океане, – вокруг неё лишь нескончаемые воды лжи и заблуждений». Так-то оно так. Грустно, конечно. Однако «нескончаемыми» воды океана можно называть только весьма условно, лирически. Прибегая к научным азам географии, читатель с успокоением убеждается в конечности, в наличии пределов у этого символического океана пороков и невзгод. 

 

«В настоящей поэзии чувств больше, чем слов». А вот с этим тезисом в главе «Писатели» не согласиться грех. На то она и поэзия, чтобы на каждое слово в ней приходилось по несколько выраженных чувств. (Есть также служебный словесный материал, обязательный для конструкции текста, необходимый и важный не менее чувственного содержания. Характерна ли чувственность для каждого слова?) Что ж, на то она и поэзия настоящая, чтобы помимо чувств, каждое слово в ней выражало ещё эмоции, душевные порывы, интонации; вызывало ассоциации;  создавало атмосферу; излучало свет; выделяло тепло; вырабатывало жизненную энергию... Варианты, конечно, возможны. Тем не менее, по А. Апанасевичу, Его Величество Слово в массе своей на территории поэзии количеству чувств уступает.

 

В главе под названием «Гражданин и политика» я выделил несколько афоризмов Анатолия Владимировича, которые хотел бы оставить без комментариев: «Беспорядки – любимая пора для разгула преступности». «Богатые и бедные нуждаются друг в друге». «Оставаться собой необходимо даже тогда, когда приходится изменяться». «До первой опасности герой и авантюрист идут вместе, далее герою приходится идти в одиночку». «Долг тем чище, чем меньше на нём пятен личных интересов». «Плохой политик думает о своих избирателях, хороший – об их детях».

 

Будто спеша понизить градус кипения возмущённого разума, следом за темой политики А. Апанасевич размещает в сборнике главу «С улыбкой»: «Вкусивший вина о молоке уже не плачет». «Беря вожжи, не забудь и кнут». «Враги иногда более правдивы, чем друзья». Видимо, по инерции, под влиянием предшествующей тематической рубрики хохмить у Анатолия Владимировича получается как-то очень уж серьёзно, по-философски, с неискоренимо острым социальным подтекстом. А улыбку вызывает далеко не всё содержание раздела; в некоторых случаях это улыбка грустная. С таким успехом раздел можно было бы озаглавить «С грустинкой». Впрочем, элементы сатиры и юмора, разнообразные проявления комичного встречаются во всех главах этой в целом серьёзной, но доброй книги.

 

Для ещё большего понимания авторской стратегии попытаюсь проанализировать некоторые особенности языка сборника «Красные фразы». Невооружённым глазом виден особый стиль писателя, при котором порядок слов в высказывании выстраивается довольно оригинально, придавая им несколько экзотическое, винтажное звучание: «Сила желаний питается от сил жизненных». «Хорошее можно просто делать, а можно и творить его». «Чем разумнее зверь, тем осторожнее он в зверстве своём». «Мерой счастья своего измеришь и судьбу свою». Просторечная лексика: «стройняжка», «уйма», «приёмышем», «сладковато», «чуточку», «сперва», «не плошай», «горчинки», «подхалимство». Примеры словотворчества (окказионализмы): «времяварение», «энерговещества», «лжеистина», «человекорядие», «лжевысота», «лжезнания», «не думкать», «стальнее», «сорадуются», «маловдумчивый». Архаичная лексика: «благодеяние», «добродетель», «благовоспитанности», «сотворить», «разумениях», «низлагается», «не чает», «внимая», «врачеватель», «взор», «в несчастии», «праведно», «дарованы», «не в лад», «у прискорбия», «вершится», «неведом», «око», «судия», «падут», «Божиих», «о содеянном».

 

В лексическом составе афоризмов из книги Анатолия Апанасевича «Красные фразы» отсутствуют иностранные заимствования. Изобретённых автором слов и словоформ наряду с архаичной лексикой в книге задействовано больше, чем просторечий. Это характеризует творческую позицию автора как неотъемлемую от гражданской позиции интеллигента, убеждённого патриота, склонного в большей степени создавать своё, нежели использовать чужое.

 

«Каждому сюжету соответствует только определённый цвет», – говорится в финальной главе «Разное» книги Анатолия Апанасевича «Красные фразы». Нельзя не отметить неожиданно оголившуюся последовательность в идейной основе её содержания. Читателю предстоит самостоятельно охарактеризовать «сюжет» («сюжеты») книги, выдержанной автором в красных тонах, осознать и проанализировать их. Я готов поделиться своими соображениями на сей счёт. Для кого-то выбранный автором сборника мотив цвета может послужить своего рода мулетойкуском ярко-красной материи, которым во время корриды тореадор дразнит быка. На радость многотысячной публики. Ещё. Вынесенный в заголовок образ красных фраз с образом красного словца в родстве не состоит, так как здесь вступает в силу отмеченная выше многозначность лексики. Думаю, в большей степени всё же не о красотах великого и могучего печётся белорусский литератор. Как охотничьими флажками, критическим красным цветом на полях его творческого и гражданского сознания отмечены абсурдная противоречивость действительности, проблемы нравственного характера, множественные общественные пороки, людские заблуждения и просчёты, слабости душевные. Краснеть за происходящее вокруг – не в правилах Анатолия Апанасевича. Окрашенное алым художественное слово, сказанное в адрес сходящего с ума мира людей, подобно сигналу тревоги, указывает на необходимость срочных мер по нашему всеобщему спасению. Это вполне понятная тревога за будущее детей и внуков, за судьбу народа, за его духовный потенциал, за сохранность традиций, за всё то, что в кровопролитных лихолетьях завоевали для нас наши предки. Так открывается ещё один, самый трагичный ассоциативный аспект данного эпитета из заголовка. Мир... Мир – в умах, душах и сердцах, мирное небо над головой – вот главная, ценность, основной ориентир в системе координат автора книги.

 

Отличаясь, скажем, от привычных, с детства знакомых всем поэзии и прозы, подобного рода литература всё же довольно специфична. Отношение к данной книге у читательской аудитории может быть самым разным. На вкус и цвет предложенных идей, образов и мотивов, согласно известной пословице, армия единомышленников вряд ли найдётся. Это понимает и автор сборника афоризмов «Красные фразы», писатель из Гродно Анатолий Апанасевич. Его читатель не массовый. Его замысел – в другом. Расширение культурологических компетенций, созидательный настрой, поиск ответов на вызовы времени, большой диалог. Всё это насущные задачи литературы, наши общие задачи, внятно сформулированные и посильные.

 

Дмитрий РАДИОНЧИК