ВСТРЕЧАЯ ГОД СВИНЬИ

 

Сидел я за столом с теми, кто встречал Год свиньи, слушал их нелепые тосты и выпивал. Не за то, что, в общем-то, нормально: за пожелания здоровья, кучи денег в Новом году, за счастье. Не за обычные человеческие желания быть всегда здоровым, богатым и счастливым. Но я выпивал за то, чтобы мои желания совпадали с моими потребностями. То, что нужно человеку, гораздо более важно, чем то, что ему хочется. Наше обычное человеческое – это нечто несовершенное, временное, плотское, губительное. Недюжинное здоровье подвигает нас к излишествам и грехам, деньги – к алчности и скупости. Святая любовь, которая даёт гармонию души с окружающим миром, в тостах всегда подменяется настоящей, читай взаимной, любовью между мужчиной и женщиной.

А потом были танцы. И девять из десяти человек считали меня скучным и не умеющим веселиться. А десятым человеком был ребёнок, которому тоже не хотелось танцевать, и которому я завидовал, потому что никто не вопрошал его об уважении и не понуждал к выпивке.

Новый год ещё не дошагал до соседней Польши, а я уж в объятиях Морфея обретал покой и забвение. Последней мыслью, которая будоражила моё ослабевающее сознание, была вот эта: «Свиньи не только те, у кого нос пятачком да хвост крючком. Свиньи и те, кто пресыщено чавкает да благостно хрюкает у своих корыт, наполненных не благословенной пищей, а сочным и сытным кормом».

 

P.S. Долой поспешные выводы о характере человека по характеру его письма! Кто есть кто? Я, например, не журналист, а писатель, для которого собирательный образ превыше всякого индивидуума.

И да прости, Господи, нас, ту никчемную часть твоего православного люда, предающуюся разгулу в последнюю неделю Рождественского поста по никчемному поводу: очередному обороту земли вокруг солнца!