Восемь понедельников, восемь женщин,

восемь шагов к себе.

 

Это - не секта, не объединение феминисток, не посиделки любительниц почесать языками. Восемь понедельников подряд по завершении рабочего дня эти восемь женщин собирались вместе, чтобы… Сначала, чтобы помолчать. Не зря тибетские мудрецы  утверждают, что истину можно отыскать только в тишине. Какую истину они искали? Каждая свою. Все они разного возраста, разного социального и семейного положения, разных темпераментов, с разными жизненными ценностными ориентирами. Но на время их объединила одна цель – стремление понять себя. Философ сказал: кто поймет женщину – овладеет миром. Другой добавил: чего хочет женщина, того хочет Бог. Как жаль, что сама женщина порой не может определить приоритеты: чего же она хочет? Жизнь подбрасывает одну проблему за другой, и в этом ворохе незавершенных дел, упущенных шансов, отложенных на потом желаний, теряется истинный смысл жизни, то главное, ради чего мы приходим в этот мир.

Чрезмерная драматизация отдельных событий, злорадство, негативные эмоции – все это так свойственно большинству наших современниц. Расходуя ценную внутреннюю энергию на негатив, мы оставляем без подпитки защитные силы организма. И хотя резерв прочности наш велик, но программа жизнеобеспечения дает сбои, а в результате - болезни. Происходящее в последнее время «омоложение» многих заболеваний – свидетельство того, что, не умея владеть собой, мы включаем механизм саморазрушения. Остановить негативный процесс, вернуться в мир гармонии, овладеть здоровьесберегающими технологиями – цель нового проекта, «обкатка» которого прошла в Сморгонском центре социальных услуг «Тёплый дом».

Прошла обучение первая группа женщин, желающих постичь себя и научиться основам так называемой психологической саморегуляции. Я присутствовала на занятиях второго набора. Уже на третьей встрече почувствовала, что прихожу сюда не только с профессиональным интересом. Меня, что называется «затянуло». И не только из-за присущей жажды новых знаний, свежей информации. Поразительно было видеть, как меняются присутствующие женщины, как они не просто откровенничают, а открывают в себе заповедные уголки души, находят сами свет в конце тоннеля неудач, на который уверенно идут, отметая напрочь все преграды.

Главное условие этого временного женского сообщества – конфиденциальность. За порогом помещения для встреч остались все анкетные данные: настоящие имена, фамилии, должности, места работы, жительства. При всех своих «регалиях» оставалась на занятиях только психолог Оксана Кузьмич. Назвать ее руководителем было бы неверно; воспитателем или педагогом – крайне ошибочно. Как истинный психолог, она указывала направления, делилась опытом самопознания, учила слышать себя, чувствовать свой организм, раскрывала основы самомассажа, медитаций и релаксаций.

«Познай себя» - гласит надпись на Дельфийском храме. Во всем мире ученые и медики ищут панацеи от разных болезней. А ведь любую болезнь можно упредить, если научиться противостоять жизненным невзгодам, управлять своими эмоциями, сохранять бодрость духа, настраивать организм на здоровье. Познать себя – жить в психологической совместимости с собственными желаниями, представлениями о счастье. Научившись ценить свою жизнь, уважая свой внутренний мир, человек научится уважительно относиться к остальным людям, к их выбору, их представлениям о счастье.

По завершении курса я решила написать об этом, пока уникальном опыте, поскольку многим женщинам сегодня крайне нужна подобная поддержка. Весь материал я разбила на восемь частей, назвав их именами (разумеется, вымышленными) своих новых знакомых. Да простят мне мои приятельницы лирические отступления и отсебятину. Не зная о них ничего, кроме того, что они сами рассказали, я просто попыталась создать некий литературно-фантастический опус исключительно интуитивного плана: как я их вижу, что я о них думаю. Однозначно верно только одно – я их очень люблю, таких разных, в чем-то одинаковых, по-женски беззащитных, по-мужски мужественных. Может кто-то из читательниц узнает в этих зарисовках и себя. Может, как и мои героини, увидит свет в конце тоннеля.

 

Понедельник первый

Ирина

«Царство женщины – это царство нежности,

тонкости и терпимости».

Жан-Жак Руссо.

 

Люблю грозу в начале мая! Это классика. В тот день была гроза – в начале марта! И не просто первый гром резвился в небе. Нет, не голубом, а грязно-сером, затянутом плотными облаками, из которых крупными хлопьями сыпался влажный липкий снег. Снегопад под аккомпанемент грозы – такие катаклизмы природы не часто встречаются в нашей климатической полосе. Из-за снегопада ошмянские девушки задержались в дороге, пришлось, остановившись на обочине, пережидать циклон. Ирина, со свойственным ей суеверием, подумала, что эта непогода – знак того, что надо вернуться. Но, с другой стороны, привычка доводить начатое до завершения, не позволила изменить запланированное мероприятие. Дискомфорт на работе и в личной жизни изматывал морально, хотелось вырваться из затянувшейся «чёрной полосы». К тому же рядом сидящая Валентина все более заинтриговывала рассказами о необходимости заняться собой.

В просторной комнате, типа гостиной, их уже ожидали остальные женщины. Среди них были и сверстницы, и пожилые «тётушки», и те, кого можно отнести к дамам неопределенного возраста. 

Первое, что им предложили сделать – молча рисовать. Довериться интуиции и рисовать на любую тему, позволив своим рукам и подсознанию «мазюкать» что угодно. Потом психолог объяснила, что подобным образом она провела первое тестирование участниц проекта, для того, чтобы определить их душевно-психологическое состояние. Рисунок может многое раскрыть в человеке, и дело совсем не в способностях или таланте. Анализируя цветовую палитру, масштабность изображения, мазки или штриховку, психолог делает свои выводы. Хотя большинство женщин выбрали гуашь, Ирина рисовала карандашами. Выводы, сделанные Оксаной, остались тайной для всех, кроме авторов. Ирина же была не просто удивлена, а ошарашена точным описанием ее внутреннего состояния в тот момент. Состояния, полного дисгармонии, разочарований, неопределенности. Выросшая в большой семье, единственная девочка среди троих братьев, она непроизвольно переняла многие мужские качества, несмотря на то, что к ней было отношение, всё-таки, как к представительнице слабого пола. Желание самоутвердиться, прямолинейность, чрезмерное чувство ответственности – все эти качества со временем стали превалирующими, затемнив истинно женские: мягкость, уступчивость, готовность к компромиссу. Релаксация, аутогенная тренировка, дыхательная гимнастика – все эти приёмы самоуспокоения и расслабления были изучены в первый день. Не очень уверенно, как  бы пробуя, нащупывая свои ощущения, повторяя за тренером жесты, движения, слушая только свое тело, Ирина почувствовала, как тепло, разливаясь по рукам и ногам, несет умиротворенность в душу. Дыхание восстанавливается, сердце бьется ровно, мысли  не путаются в голове, уже не раздражает затянувшаяся зима.

Два часа занятий пролетели незаметно. За окнами уже стемнело. Выйдя на улицу, женщины были в восхищении: снег ровным, белоснежным, искрящимся покрывалом нежно лёг на землю, кусты, деревья, крыши домов. Торжественное спокойствие было в природе и на душе.

 

Понедельник второй.

Наталья.

Если хочешь, чтобы женщина продолжала любить тебя,

старайся внушить ей мысль, что в восторге от ее красоты.

Овидий.

В конце первого дня занятий Оксана вручила всем листки текста, непривычного содержания для воспитанных в рамках «совковой» скромности, дам. Чёрные буквы на белом полотне бумаги сложились в самоутверждающие слова, показавшиеся Наталье уж очень кичливыми в отдельных случаях: «Я – сокровище. Я уникальна и неповторима. Я умею сохранять бодрость духа и спокойно принимать все, что преподносит судьба. Я подвижная. Я радуюсь каждому дню своей жизни. Я нежная и женственная. С каждым днем я все больше люблю себя. Я – гармония. Я – сокровище». Эту установку предложено было повторять, как молитву ежедневно, для чего листок лучше всего повесить  на видном месте.

С плохо скрываемым смущением Наталья прикрепила скотчем листок на дверь в ванной комнате, но всякий раз заходя туда, невольно опускала глаза. Постепенно она все же стала перечитывать установку, а через пару дней совершенно спокойно повторяла  наизусть: «Я - сокровище. Я – гармония!..» Сами собой исчезли нотки иронии из голоса мужа, и не осталось в его взгляде прежнего сарказма.

Второе занятие началось также с рисования. Но если первый раз это было спонтанное творчество, без заданной темы, то на этот раз надо было изобразить человека или человечка, кто во что горазд. Причем, кроме мужчины и женщины, необходимо было еще нарисовать человека под дождем. Краем глаза Наталья видела, что все женщины начинали последнюю зарисовку с зонтика. А ей так не хотелось. И она начала штриховать листок ватмана косыми линиями. Черкала, штриховала, словно перечеркивала, все наболевшее в своей жизни. Как будто хотела, этим рисованным дождем смыть все свои промахи, все чужие ошибки, заставившие сделать роковые опрометчивые шаги. Авторитетное мнение родных людей, не желание предоставить ей свободу выбора в ее понимании, собственная боязнь обидеть или не оправдать надежд мамы и папы – все это сослужило злую шутку. Личная жизнь, в которой все должно было быть «как у людей», дала трещину в самом начале. Муж оказался настоящим маминым сынком, не готовым брать на себя обязанности главы семейства, но, тем не менее, претендующим на ущемление личной свободы жены.

Наталья все более ощущала, что мужа не только не радуют ее успехи, но вызывают  раздражение, зависть. Чтобы не нагнетать обстановку она оставила работу, которая по мнению мужа и родных, разрушала семейную жизнь. Почти сразу же начались финансовые проблемы. Но супруга, казалось, это нисколько не волновало. Нет денег – меньше будешь тратить на косметику и на шмотки. Все реже он говорил ей комплименты и все чаще разражался, если кто-то в его присутствии позволял похвалить ее красоту и вкус.

Всем своим существом Наталья протестовала против устоявшегося мнения, будто для мужчины брак – это старт, а для женщины – приземление. Но никто из ее окружения, не понимал и не желал понять ее позиции. Все ждали от нее одного – наследника. А для чего тогда замуж выходила? Видя, что супруг не особо заботится о ней, она все более сомневалась, что он будет в достаточной мере думать и о детях. Конфетно-букетный период давно закончился, да и был ли он, Наталья не помнила. Она все более уходила в себя, замыкалась, пока однажды не поймала себя на мысли, что ищет веревку и крюк…

- Напишите на левой стороне листа все свои негативные качества, а на правой – положительные, - голос Оксаны словно выдернул Наталью из грустных воспоминаний. – Теперь сложите лист пополам, оторвите перечень с плохими качествами, изорвите его в мелкие клочки и выбросьте в урну. Перечитайте хорошие. Запомните – вот вы настоящая, будьте такой, не поддавайтесь на провокации тех, кто унижает вас и ваше достоинство.

Завершился второй понедельник медитациями под колокольный звон. Все улеглись на коврики, окна предварительно зашторили, выключили свет. Первые удары колокола вспугнули некоторых женщин, но дальнейший «малиново-голубой» перезвон резонировал во всем теле, вселял гармонию, спокойствие. Наталье казалось, что она поднимается по крутым ступеням в храм. Но с каждым шагом не утомляется, а наоборот приобретает все больше силы, чтобы дойти, чтобы войти. Войти в храм, где она встретит любящие и понимающие глаза.

 

Понедельник третий.

Тамара.

У женщин поразительная интуиция, и ничего

 не остается ими не замеченным, кроме очевидного.

Оскар Уайльд.

Наша жизнь отнюдь не карнавал. Но как мало в нем открытых лиц, искрящихся искренностью глаз. Разве что только самые маленькие дети, еще не научились скрывать под масками свои чувства, свою радость или разочарование. А взрослые с годами прячут все: боль - под улыбкой, злобу - под видимую холодность, злорадство – под лживое сопереживание, зависть – под  угодничество. Прикрываем истинные чувства масками, одевая их не только на лица, но и на души. И со временем душа, под тряпьем лжи и мнимых страхов начинает задыхаться. У кого-то она каменеет, у кого-то – мельчает или, сросшись с карнавальным костюмом, превращается в подобие души.

А в какой маске вы хотели бы появиться на карнавале? Это будет весёлая рожица клоуна или злобная сатира, очки с вуалькой для кокетки или таинственный фотошаблон принцессы? Тамара задумалась. Всю свою жизнь она, казалось, жила открыто, высказывалась прямолинейно, не любила никаких сложностей и авантюр. Сначала хорошая дочка, потом образцовая жена и мать, а теперь… Теперь одиночество, не то в  насмешку, не то в наказание. За что? За стремление все успеть, всем услужить, всем угодить. Да, она тоже не идеал, как любой матери, ей хочется гарантированного достатка в доме. Поэтому и отправила мужа на заработки за границу. Сначала, действительно, материальное положение улучшилось. Но что-то изменилось в отношениях. И однажды муж просто не приехал в назначенный срок. На звонки не отвечал, денег не передавал. От знакомых, которые ездили вместе с ним, узнала, что там у него новая семья, любимая женщина.

Фототерапия, или работа с семейными фотографиями, помогла вспомнить самые лучшие моменты жизни. Вот она школьница, вот – студентка, а тут она с мужем и детьми. Каждая женщина составила своеобразный фоторассказ, свидетельствующий, что все предыдущие годы не были напрасно прожиты, каждой есть чем гордиться. Самооценка повысилась. Но чего-то не хватало для полного счастья. Последний снимок нужно было нарисовать. На нем – мечта, то, каким представляется будущее. Тамара с тоской рисовала большую семью. Ей страшно было думать о будущем, в котором только одиночество, болезни, старость. Как легко, оказывается, можно потерять себя живя интересами других. Пусть из благих намерений. Есть тип женщин – “скорая помощь”. Они нужны, когда есть проблемы, когда плохо. Как только жизнь налаживается, о них не хотят вспоминать, ведь воспоминания связаны не с самыми лучшими моментами, а плохое и трудное человек стремится выбросить из памяти. Каждый хочет жить в радости. Хотя бы до следующей “черной полосы”. Как не правы те, кто упрекает или напоминает мужьям о моментах их несостоятельности! И как тяжело жить с правильными женщинами! Но многие этого не поймут до конца своих дней. Тамара поняла. И не надо говорить – поздно. Никогда не поздно полюбить жизнь, полюбить себя! К вам начнут относиться  с любовью и уважением, если вы научитесь любить и уважать себя.

 

Понедельник четвертый.

Ольга.

Да, женщины, тут нет ошибки,

Дана вам роковая власть;

Довольно вам одной улыбки,

Чтоб вознестись или упасть.

Луи Мюссе.

С первых двух занятий Ольга приходила приободренная, отдохнувшая морально, психологически уравновешенная. Что же случилось на третьем? Она, как и все женщины, сделала фотогазету, рассказала, может и не слишком живописно, о своей жизни. Вышло не хуже, чем у других. Даже наоборот, разглядывая пожелтевшие от времени фотографии, многие с восхищением спрашивали, действительно ли на этих снимках она? Такая красивая, нет, не просто красивая – восхитительная, прекрасная!.. Женщины разглядывали ее, словно впервые увидели. Она ловила изучающие взгляды и со смущением опускала глаза. Ей было приятно. Однако, возвратившись домой, вдруг расплакалась и решила про себя: больше туда не пойду!

Но наступил понедельник, и Ольга уже с утра готовилась к этой встрече с новыми знакомыми, с собой. Женщина поняла, что ее реакция на похвалу – результат долголетнего ожидания благодарности. Когда-то девочкой она бросалась с кулаками на защиту всех слабых и обиженных. В ней жило обостренное чувство справедливости и желание защитить всех, весь мир. От чего? Для чего? Спросили бы у нее это тогда, она, скорее всего, не нашла бы что ответить. Просто, так она чувствовала: она – защитница! Но глубоко в подсознании жило ожидание того, что в трудный момент кто-то также бросится ей на помощь, защитит от обидчиков. Время шло, жизнь не баловала, но в самые тяжелые моменты она оставалась одна. Так хотелось почувствовать чьи-то плечи за спиной, надёжную руку, просто услышать слова одобрения, поддержки, участия. Но напрасно. Ольга не понимала, что все просто привыкли к тому, что она сильная и легко справится с бедой. Ведь она сама создала себе этот имидж.

Четвертое занятие началось с рисования. На этот раз рисовали звезды и волны. У Натальи получился настоящий шторм, за которым еле угадывались мелкие блики. Тамара, наоборот, половину листа разрисовала огромными звёздами, чем-то напоминавшими октябрятские звёздочки. У Валентины – абсолютный штиль и россыпи созвездий над спокойной гладью моря. Ольга, словно неуспевающая ученица, подглядывала в чужие картинки, а рука машинально вырисовывала волны-барашки, на которых покоились маленькие звездочки. Что это значит? Об этом Оксана расскажет только на следующем занятии. А пока – танцы.

Да, именно так психолог предложила согреться и расслабиться. Причем, танцевали под бубен, воображая себя не то шаманами, не то восточными танцовщицами. А потом все хвалили себя и своих соседок справа. Оказывается, можно много чего приятного сказать даже мало известному человеку. И это не так уж сложно и, фактически, ничего не стоит – сделать приятное женщине. Не зря говорится – доброе слово и кошке приятно.

Потом была сказка. Её сочиняли сами, по очереди. Начало придумала Валентина, продолжила Ирина и так все по очереди додумывали, фантазировали, кто-то с юмором, кто-то, стремясь перелопатить на свой лад сюжетную линию. Ольгу раздражала слащавость живописания, ей все время хотелось «поперчить», но благоразумная и спокойная Тамара в свою очередь опять выравнивала канву повествования и завершила сказку оптимистической развязкой. Привыкшая, что все плохо, Ольга вдруг осознала, что правильнее, когда все кончается счастливо. И не только в сказках. Ведь смысл в жизни – быть счастливыми и дарить радость другим.

 

Понедельник пятый.

Маша.

Бросить в женщину камень можно только в одном случае:

когда этот камень драгоценный.

Дон-Аминадо.

Ей повезло с родителями и учителями. В семье не было никакого давления относительно любого ее выбора, будь то одежда, книги, друзья. В школе, где она получала среднее образование, царила атмосфера доброжелательности и демократизма. Свежий ветер перемен, казалось, напрочь выдул смрад мещанства и ханжества из этих стен. Можно было обо всем говорить открыто, не бояться быть осмеянным за высказанное вслух, даже нелепое на первый взгляд, мнение. Во взрослую жизнь Маша вступила полная радужных представлений и с уверенностью, что все ее также будут любить, как в семье, как в школе. Но в жизни все оказалось далеко не так. Ее смелые и прямые высказывания приводили многих просто в шок. Даже любимый человек однажды бросил горькую фразу: «Как с тобой тяжело!» С ней, которая ничего не требовала, была предельно искренней и отрытой? А может, проще с теми, кто хитрит, лицемерит, интригует? Он ничего не ответил. Просто ушел, к той, которая умеет скрывать свои мысли. И мысли, и поступки. Она осталась одна. Нет, не одна. С ребенком. На этой крохе сошелся клином свет, в нем – весь смысл ее жизни. Но как защитить свою кровиночку от зла, как научить противостоять предательству. Да и вообще, как правильно воспитывать, чтобы в будущем не пережил ее сын такого же разочарования, как она?

«Мой мир» - такова тема рисунка на очередном занятии. Но рисовать необходимо было в парах, на одном листе ватмана две женщины рисовали, каждая - свой мир, свое представление о его содержимом, смысле, красках и цветах. Маша должна была делить лист пополам с Тамарой. Рисуя свой пейзаж, она нет-нет, да и поглядывала на картинку напарницы. Очень хотелось, что-то подправить, добавить, дорисовать на чужой половинке. Густо раскрашивая зеленый лес, она еле сдерживалась, чтобы не мазнуть кистью по рисунку Тамары, где все было, как на чертеже – просто, конкретно, без лишних полутонов и ярких раскрасок. В результате получились два ничем не связанных рисунка – два разных, не сопрокасаемых мира. То ли дело у Наташи и Ирины! Хотя и было поставлено условие рисовать молча, не переговариваться и не согласовывать, просто творить свой мир, у них все гармонично слилось в одну удивительно яркую картину. Ни одна, ни другая не хотели вносить дисгармонию, нарушать эмоциональный баланс. Получилось настоящее творческое содружество. Как важно и в жизни научиться понимать без слов другого человека, не мешать ему, а дополнить, ненавязчиво «дорисовать» то, чего не хватает или приберечь до времени свои яркие краски-эмоции. Во имя чего? Во имя Гармонии - душевного спокойствия и красоты мира. Женского мира.

Не зря говорят, что на женских плечах держатся три угла дома. На Машиных плечах уместились все четыре. Она слишком молода, чтобы понять, как с годами будет все труднее удерживать этот дом. Рано или поздно захочется найти помощника, готового подставить свое плечо под ее проблемы. А для этого необходимо научиться принимать этот мир, каким бы он не был. Сохраняя себя, дать право на ошибку другим. Быть скульптором и вместе с тем, позволять иногда другим что-то подкорректировать в себе – этому учились во время медитативной гимнастики и на сеансе мышечной релаксации. И опять в конце занятий все ощутили внутреннюю легкость и комфорт. До следующего понедельника, девочки!

 

Понедельник шестой

Лариса

От развития женского ума

зависит и мужская мудрость.

Ричард Шеридан.

Со школьной скамьи мы знаем, что Луна сама по себе не светится, от нее просто отражается солнечный свет. Но, тем не менее, как же влияют на Землю разные фазы Луны! Чего стоят только морские отливы и приливы! В зависимости у «мёртвого» спутника нашей планеты огромный мировой океан.

Ясновидящие утверждают, что способны видеть свечение, которое излучает человеческое тело. Ученые обнаружили и зафиксировали биополе вокруг человека. Все мы излучаем энергию тепла, энергию жизни. Кто – больше, кто – меньше. Говорят, что тот, кто много даёт, много требует взамен: естественный взаимообмен и восстановление биобаланса. Жаль, что тот, кто становится вольным или невольным потребителем чужой энергетики, не всегда готов возвращать долг. Не потому ли в семьях иногда и возникают конфликты, казалось бы, на пустом месте? Казалось бы, все нормально с финансами, благополучно в духовной сфере, а один из супругов бесконечно выражает всеми способами свое недовольство, раздражается по малейшему поводу, раздувая «из мухи слона».

В женском сообществе бытуют приметы, согласно которым можно определить, что муж изменяет. Во-первых, он сам начинает ревновать и контролировать жену. Во-вторых, его все больше раздражают даже те черты характера и качества супруги, которых он прежде не замечал. А в-третьих,  холодными становятся отношения с детьми. Но это касается среднестатистического представителя сильной половины. Умные и предусмотрительные поступают как раз наоборот. Лариса, даже и представить не могла, кому она обязана за такие чудные перемены в отношениях с мужем. А он, знай, нахваливал ее, называл ласковыми именами – Ларусик, Ларочка, мамуля. Всячески старался угождать детям, выражал такое искреннее участие во всех их делах! Все бы замечательно, вот только на работе стал все чаще задерживаться допоздна и в командировки зачастил. Только нелепая случайность раскрыла истину. Лариса даже поверить не могла, что это правда, что ее муж имеет любовницу.

Горечь обиды словно парализовала ее волю, чувства и мысли. Неделю она ходила в оцепенении, машинально что-то делая, автоматически отвечая на вопросы. Несколько раз заходила в храм, но как себя там вести, к кому обратиться за советом не знала. Купила несколько свечей и зажгла их у иконы Божьей Матери, как могла, помолилась за детей, за мужа, чтобы Господь просветлил его.

На занятия в женский клуб Лариса ходила с подспудным желанием вызвать у мужа ревность. Но его не только не интересовало, куда она ходит, он, казалось, даже был рад ее отлучкам из дома вечерами по понедельникам.

В очередной понедельник после танцедвигательной терапии перешли к освоению приемов телесно-ориентированной техники. Основная цель – научиться слышать, понимать свое тело, формировать целостное самоощущение. Сначала Ларису даже раздражали прикосновения женских рук, толчки сзади и сбоку. Но, когда Оксана дала задание постараться прикосновением «сказать» что-то другому человеку, и Ирина ласково погладила ее ладонь, она ощутила почти материнскую нежность. А потом была встреча с детством.

Женщины поудобнее устроились на своих стульях, расслабились, опустили головы, закрыли глаза. Под тихий Оксанин голос, звучащий на фоне спокойной красивой мелодии, все погружались в глубокие воспоминая: зимний вечер, легкие снежинки, блеклый свет уличных фонарей, маленькая девочка одиноко стоящая на пустынной аллее. Она ловит ручонками легкие снежинки и светло улыбается. Кого она ждет? Меня, тебя? Лариса подошла к малышке, та доверчиво протянула её руку, взгляд ясных глаз проник в душу. Это же она сама – маленькая Ларочка - много лет тому назад! Девочка, влюбленная в жизнь и ожидающая от мира взаимности; наивная кроха, даже не предполагающая, сколько разочарований, боли и предательств ждет ее впереди. Женщина буквально ощутила в своей ладони теплую ручонку. Они, молча медленно пошли по аллее, окруженные прозрачным снегопадом. Огромные заснеженные деревья охраняли торжественность этой встречи двух женских душ. Мягкий желтоватый свет фонарей освещал лица, на которых запечатлелись покой и умиротворение. Вот и конец аллеи. Девочке дальше нельзя. Она остается, а женщина медленной, но уверенной походкой возвращается в свой мир, чувствуя спиной взгляд малышки: взгляд-надежду, взгляд-благословение…

Музыка давно умолкла. Оксана молчала. А женщины все не решались поднять головы,  старались незаметно вытереть слёзы с лиц. Лариса вдруг почувствовала, как что-то внутри ее встрепенулось, словно проснувшаяся большая птица, боль предательства уже так не жгла душу, в голове наступило просветление: она знала что делать, как жить дальше. Уже на улице она отправила SMS-ку мужу: «Я так люблю тебя, ты мне так нужен! Ты такой замечательный!» В этот вечер муж встретил ее у подъезда дома: «Такая чудная погода, давай немного погуляем по городу, помнишь, где мы с тобой познакомились?..»

Понедельник седьмой

Светлана.

Женщина может быть вещью и личностью. Она – личность, если сохраняет независимость от мужчины, которого любит, самостоятельна в своих взглядах и планах, госпожа своего тела и мыслей. Она – вещь, если позволяет обращаться с собой как с вещью, пусть прекрасной, но лишенной собственной воли, похожей на лакомство, которое смакуют, когда придет охота.

Андре МОРУА.

В переводе с санскрита «мандала» - это круг. Передать свое внутреннее состояние, свои чувства с помощью рисунка обрамленного окружностью – таково было здание очередного занятия. Для Светланы эти уроки рисования были в тяжесть. С куда большим вдохновением она бы лучше танцевала под восточные мелодии или стучала пятками по полу под ритмичные удары барабанов. Впрочем, она могла и не выполнять задания, все это было оговорено заранее. И если нет настроения или желания вполне можно отсидеться, понаблюдать за тем, как занимаются творчеством более одаренные.

Светлана с детства не любила рисовать. У нее получалось хуже, чем у других, а она привыкла быть лучшей, первой, самой умной, самой талантливой. Вот грамотно и красиво написать диктант или решить сложную задачку по математике – это не составляло для нее большого труда. Даже игру на фортепиано освоила без лишнего напряжения. Но рисовать! Нет, это не её. Руки становились непослушными, закостенелыми, рисунок корявым, на бумаге получалось совсем не то, что хотелось изобразить. «Как и в жизни, - подумала женщина. – Хочется сотворить свою жизнь красивой, яркой, правильной, а чего-то не хватает, получается коряво, не так. Все не так! Даришь всю себя, свое сердечное тепло, душевные силы любимому человеку, а взамен – только рост потребительских претензий».

Кто-то очень тонко подметил: грешит не столько тот, кто делает зло, как тот, кто злоупотребляет добром. А как же те, кто позволяет использовать себя? Почему некоторые люди считают, что доброта бесплатна. Она бесценна, но не жертвенна. Принося себя в жертву, женщина теряет себя. Во-первых, окружение привыкает принимать ее жертвенность. Во-вторых, она сама не видит иной цели, как навязывать кому-то свое участие. Но даже десерт в избытке может надоесть. Угождая, женщина порой не замечает, что лишает выбора того, кто рядом.  Навязчивая доброта не есть благо. Наверное, даже при избытке чувств надо уметь сдерживать страсть, быть немного актрисой, немного психологом, и, в разумных пределах, эгоисткой. Ведь как часто наш альтруизм больше напоминает мазохизм! Мы навязчиво пичкаем мужа и детей «самым полезным, самым свежим, самым калорийным», обделяя себя, приучая их к тому, что нам этого не надо. То мы на диете, то, нам некогда. И потом упрекаем:  я для вас все, а вы – неблагодарные. А они этого всего и не просили. Может, не спешить, подождать пока попросят?..

Рисунки в обрамлении круглых рамок были у всех разные. У кого-то морской пейзаж, у кого-то натюрморт, у Натальи и Маши просто какой-то взрыв сюрреалистичных фантазий и цветовой палитры.  Светлана подумала, что могла бы тоже не хуже смешать разноцветные мазки и даже при полном отсутствии у нее художественных склонностей, получилось бы что-то непонятно-яркое, как на картинах модернистов. Что же ее остановило – опасение быть не на уровне? Или нежелание менять свой имидж успешной и самой-самой? Или усталость? Элементарная хроническая усталость. Хотелось сесть в позу кучера, расслабиться, ни о чем не думать, чтобы потом на свежую голову проанализировать свое поведение, всю свою жизнь. Сделать выводы и начать жить, не мешая другим. Войти в круг «мандала», сорвать с себя маску и карнавальный костюм, ощутить в своем теле нежную трепетную душу, которая достойна любви и уважения.

Понедельник восьмой

Валентина.

Великим вопросом, на который не было дано ответа и на который

я не смог ответить после 13-летнего исследования женской души,

является вопрос: «Чего хочет женщина?»

Зигмунд Фрейд.

За семь дней Господь  и мир сотворил, и успел отдохнуть. Женщинам понадобился восьмой день, восьмой понедельник, чтобы посвятить его отдыху. Но все равно пришлось поработать: собственными руками сделать куклу-марионетку и, выбрав для нее роль, совместно придумать сказку-спектакль.

Результатом всех предыдущих занятий стало умение включать скрытые резервные функции организма. Не бесследно прошло и обучение навыкам саморегуляции и саморасслабления. Участницы проекта научились снимать мышечные зажимы, получили представление о возможностях для саморазвития и самопознания, осознания личностных проблем и возможности их устранения. Валентина почувствовала, что этих восьми понедельников для нее маловато, не все уловила, не все поняла. Где-то осталась не дорисованной картина-фотография ее будущей жизни, ее главной мечты. Желаний много – но выбрать главную цель так не просто!  Даже секреты движений восточных танцовщиц не поняты окончательно. На заснеженной алее ее воображения осталась маленькая девочка, она сама, с глазами полными веры в добро и ожидания чудес. Как не обмануть надежд этой малышки, как научиться быть счастливой и дарить счастье другим?

Как же это трудно – понять себя! Как трудно быть собой, не подстраиваясь под чьи-то желания, представления о счастье, убеждения. И как нелегко бывает услышать свой внутренний голос. Еще труднее - озвучить его. Надо расти, идти вперед, к себе. Для этого важно знать всего несколько правил. Первое – умение молчать.

Чаевничая за «сладким столом», женщины делились впечатлениями, обменивались на прощание какими-то личными ощущениями. Оксана подарила всем свое стихотворение. В каждой строчке Валентина узнавала свои ощущения, свой мир, свою мечту. Впрочем, как и остальные женщины.

Я – вольный ветер, я свободна и легка!

Я глажу горы и толкаю облака.

С шипящей пеною бросаю волны на песок.

В костре потухшем раздуваю уголек.

Я растекаюсь, повисаю, я – туман.

Я – безграничный мелких капель океан.

Я – дождь, я – слезы, что роняют облака.

Я – грусть природы, я безмерно велика.

Струясь по листьям, испарюсь и растворюсь.

Закончусь. Но потом опять прольюсь.

Я – яркий сильный согревающий огонь.

Я – страсть и жар, рождающий любовь.

Я – человек, я в женском теле, я жива,

Чтоб познавать, творить и отдавать.

Алла СТРАШИНСКАЯ.