На пути к берегам

 

Не скажу, что глубоко изучил творчество Дмитрия Радиончика и могу дать полноценный анализ его.  Перед тем, как пойти  на творческий вечер поэта, который прошёл 18 ноября, посетил личную страничку Дмитрия на сайте гродненских писателей и почитал то, что на ней размещено. Из этого и сложилось представление о литературном герое книг Радиончика.

Не могу сказать, что этот герой уже нашел себя в литературе, обрел свой путь, громко заговорил на своем языке… Пока всё не вполне ясно и закономерно.

Вот Дмитрий пишет в своей первой книге стихов  «ПИРРОВА ТЕХНИКА», 2006 г:

 

…Я — стук среди ночи в соседские окна,

Когда на дворе от дождя всё промокло…

 

Герой ещё даже не заблудившийся путник, а лишь его стук.  Он ещё не желанный гость в чужом доме, а робкое напоминание о себе, промокшем под жизненными невзгодами.

И тема дождя, житейской непогоды развивается и далее.  Это – его обычная среда обитания, к которой он не только привык, но и как- будто полюбил.

 

..В любви к непогоде себя уличаю.

Деваться куда, хоть убей, я не знаю…

Тотальным ненастьем мой берег охвачен…

 

Вы слышите? «в любви себя….УЛИЧАЮ» Тот, кто любит, в любви себя не уличает, тот просто любит. Уличать, значит преступать нечто запретное. Может эта самая любовь – под запретом у автора?

Ведь для всех нас  ЛЮБОВЬ – это синоним счастья. А счастье – это может и вовсе нечто неведомое для автора. Вот он пишет:

…И покоряя высоты,

Сквозь упоенье полётом

Вдруг ощутить, как тревожно

птицам. От счастья, возможно…

 

Счастье – нечто тревожное, наверное, потому что призрачно и неуловимо. Потому что оно слишком желанно и возможность его потерять  нас постоянно тревожит и слишком волнует. Но мы всё равно гоняемся за ним, совершая кучу ошибок и грехов, пополняя толпу безуспешных охотников за ним:

 

…Мы ходим по кругу, живём невпопад

или рубим с плеча,

Пытаясь уйти, покорить, одолеть,

испытать, превозмочь…

 

Но автор тут же говорит, что он не принадлежит к этой толпе искателей, и тем благодарен судьбе:

 

…Боготворю отсутствие моё,

Отсутствие меня в толпе глумливой…

 

       Но далёкие светила надежд на счастье по-прежнему манят поэтического героя и во второй книге Дмитрия «ДЫМ БЕЗ ОГНЯ», 2010 г.:

…Сквозь лоскут чёрных туч

Глядят мои светила……

Чуть далее…

 

…Заслышав тихий зов

Туманом скрытых далей,

В путь ринуться готов.

Но цель найду едва ли…

 

Да, можно побежать за всеми в туманную даль. Но стоит ли? Когда и так почти убежден в безрезультатности очередной попытки, когда пессимизм отяжеляет крылья.

 

…Свой путь бесславный повторить

Готов трёхкратно;

Из чаши вечности испить —

И в путь обратно…

 

В путь обратно... путь назад всегда остается открытым. И в этом суть покоя, когда можно вернуться в родную гавань, хоть и без света, без любви и счастья, но всегда с надеждой на что-то желанное и возможное.  И пусть при этом…

 

…Высланными открытками

Дни пропадают зря…

 

…зато вчерашний день – вспоминается с легкой улыбкой, тогда как день завтрашний -  видится с ухмылкой или насмешкой:

 

…Возможно, день вчерашний потому

Мне дорог, что о будущем тоскую…

 

 

В 2015 году выходит в свет новая книга поэта «РЕКА БЕЗБРЕЖНАЯ».

Тут горькая тоска о любви уступает место горькой философии жизни:

 

…И все по горло сыты этим хлебом —

Экспресс-маршрутом «Колыбель — Погост»…

 

…Развеян миф любви земной над небом,

Затерян меж планет уютных гнёзд…

 

…Всё — мрак и тлен. И в страсти окунулась,

Погрязла святость в вечной суете…

 

Оказывается ЛЮБОВЬ – только миф, звезды более не манят, ибо гнездятся, как курицы, в своих гнёздах. Святость и та погрязла в страстях и суете… Да и стихи писать уже более бесполезно, так как с верных слов автора:  «Что б описать, недостаточно слов».

Действительно, чтобы писать о любви, о счастье, мало знать слова, нужно ещё и любить, нужно быть счастливым, нужны соответствующие чувства. А тут холодящая душу своей безнадёгой убеждённость:

 

…В небесных покоях не чают гостей,

И люд вечно мается, молод и стар —

На скользких ступенях, ведущих в тартар…

 

…У одиночества и зла – одно лицо…

 

Манящая всех и всегда бескрайняя даль автора уже не манит, потому что она, эта даль,  слишком неведома:

 

…Безбрежная река не станет морем

Лишь потому, что убегает вдаль,..

 

Похоже автор совсем заблудился, потому что отвергает очевидное. Ведь каждая река имеет берега. Река без берегов – это и есть море. Даже вселенские масштабы имеют свои пределы. Да и у того, что без берегов, течения нет, а если и есть, то оно и вовсе невидимо. Далее - более:

 

…Вопросы не нуждаются в ответах.

И в пересудах злые языки..

 

Как же: ведь, как мы знаем,  вопросы именно потому ставятся и возникают, чтобы на них находить и давать ответы, а пересуды – это сладчайшая пища каждого злого языка.

 

 Автор и сам уже не сомневается в своей растерянности и некой смиренности..

 

…Я прослыву угрюмым лицедеем.

Мне боль души прокладывает путь…

 

Он уже не хозяин своей судьбы, его судьба – прислуживать другим, быть коридорным в отелях чужой жизни

 

…В отеле судеб я – и коридорный…

 

…Чужой уют спасает коридорный,

Скрывая бурю в помыслах своих…

 

Лично хорошо зная Дмитрия Радиончика, уверен, что угрюмая маска его литературного героя, не соответствует его духовному лицу. Поэтому с нетерпением жду выхода его очередной книги, где, я уверен, будут преобладать совершенно другие интонации – света обретенного счастья, тепла любящего сердца, незыблемого убеждения, что святость не может быть облачена в лохмотья страстей, что все земные пути, даже грешников, ведут ни в тартар, а в царство Творца: одних на его далёкие задворки, других –  в его светлые покои и даже к ослепительному Престолу.

 

18.11.2015

Анатолий Апанасевич