НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ЖУРНАЛЕ «БЕЛАЯ ВЕЖА», №1 (16) 2015

                                                  

Что мы знаем о Союзе писателей Союзного государства? Уже хотя бы то, что у этой организации есть свой печатный орган, да ещё какой — литературно-художественный, духовно-просветительный научный журнал. И называется он сразу на двух языках, русском и белорусском — «Белая вежа», что символично говорит о многом.

В жизни журнала было всякое, были разные, непохожие друг на друга периоды. Сегодня создаёт и редактирует издание Владимир Павлович Величко. Настоящий интеллигент-гуманитарий, тихий, обаятельный человек, скромный труженик, своему детищу отдаёт всего себя без остатка, чтобы открыть журнал и задержать на его страницах свой взгляд было интересно не только в отечестве, но и за его восточными рубежами. Полиграфия «Белой вежи» заметно прогрессирует. Заметно, сколько любви и нежности  заложено в его художественном оформлении, отчего журнал приятно взять в руки.

Открывает январский номер «Белой вежи» поэзия Николая Переяслова. Секретарь Союза писателей России, русский поэт, критик, прозаик, переводчик сочетает метафизическое кружево интимной лирики с огнём и мечом гражданской поэзии:

Мир без стихов — как колбаса из сои —

по бутафорски ярок, но фальшив…

 

…Поэзия! Ты — как бессмертный воин,

спасаешь мир: пока ты есть, он — жив.

 

(Здесь и далее в цитатах — строфика и орфография авторов журнала). Забегая вперёд, скажу, что тем, кто предпочитает колбасу из мяса, журнал «Белая вежа» предлагает разнообразный поэтический рацион, натуральный литературный продукт, без заменителей и суррогатов.

 

Привлекло своим названием стихотворение «Терразини», посвящённое итальянскому местечку, откуда родом наверняка мог быть один из персонажей популярного лет двадцать назад криминального телесериала «Спрут», адвокат Терразини. Итальянская тематика множится в романтичном «Воспоминании о Венеции», где, как и в самом городе на воде, соседствует возвышенное и земное, то бишь водное. И пускай «тут шум и гам. И страшно вздуты цены. // Но этот город — обожает БогТакже в этом номере журнала «Белая Вежа» достойны обожания графические иллюстрации, которые не только обогащают звучание, подчёркивают смысл произведений, но и сами по себе являют искусство дизайна.

 

Ароматом стародавней европейской эстетики благоухают рассказы Анатолия Андреева, написанные стильно, отточенным, как стилет тамплиера, языком. Не обошлось без классических европейских традиций и в подборке стихов Людмилы Кебич. Твёрдые жанровые формы — триолеты, терцины, ронделиродом из европейского средневековья. Но как видим, продолжают очаровывать белорусских гурманов поэзии и в наши дни.

 

Не пазнаць знаёмую алею,

Але я па леце не сумую:

На жыццёцяпер я разумею —

Бог паслаў мне восень залатую.

 

И даже под властью твёрдой формы лирика белорусской поэтессы, как всегда, восхищает предельной искренностью и колоритной народностью языка. Людмила Антоновна, с нетерпением ждём также ваших сонетов! Пусть в них не будет других нот, кроме надежды, других красок, кроме счастья…

 

Российский прозаик, писатель с Кубани Гарий Немченко выступает со своим гимном Виктору Астафьеву. Название произведения «Царь-писатель» — дань светлой памяти и природному остроумию Виктора Петровича.

 

Нижегородский поэт Ярослав Кауров продолжает традиции «тихой лирики». Его поэзия светла и напевна. В эпоху жутких гримас постструктурализма его слог струится кристально чистой родниковой свежестью и простотой. Его лубочный мир-паноптикум, где нет гаджетов и блокпостов, влечёт к себе нас неприкаянных, подобно спасительному ковчегу:

 

Я вижу мир, я ухожу в него.

Я вижу ясно, как дано поэту.

Я выбрал путь, мне нужно только это:

Мой светлый мир — и больше ничего.

 

Публицист Лилия Ломсадзе в жанре очерка, изобретательно пересыпая метафорами, ведёт рассказ об истории интернациональной семьи: белорусской женщины-психотерапевта и настоящего белорусского араба, хирурга из Ливана. «...Мужчина и женщина — две самых пронзительных ноты, без которых струны человеческого сердца полного аккорда не дают

 

«Побег поэта...». А вот и Нина Васильевна Коленчикова, член Союза писателей Беларуси, литературовед, пушкинист, со своей рецензией на творчество российской поэтессы Светланы Сырневой (плюс немного пушкиноведения). «Сегодня мы повсеместно наблюдаем опрощение русского языка, его усреднение и обезличивание...» Разделяю тревогу коллеги-филолога. Даёшь великому и могучему усложнение, впадение в крайности и многоликость! А обобщение «повсеместно» прозвучало эдаким вызовом на дуэль... В заглавии статьи «Побег поэта...» слово «побег» интригует своей омонимической двузначностью. 

 

Продвинувшись чуть вперёд по «беловежским» страницам, утыкаюсь в строй военно-патриотической поэзии, в котором браво марширует рядовая Инна Фролова (город-герой Минск, СПБ). Стихотворение о войне «Штрафная рота», как не странно, написано поэтессой от первого лица:

 

Пахло свежестью, пахло весной...

Нам казалось, что всё это снится:

На глазах перед ротой штрафной

Нарядилась даль в русские ситцы.

 

...Под неспешный шелест страниц невольно намечается характерная тенденция. От имени солдата Великой Отечественной поэтесса из белорусского Минска воспевает «русские ситцы». Посещая Ближний Восток, укрываясь от жарких ветров пустыни Синая, ветеран спецслужб, член СПБ, поэт Иван Юркин слагает гимн Беларуси, священной называя её, а не землю обетованную. По сведениям из компетентных источников у золота Наполеона и в Эрмитаже обнаружился белорусский след... Белорусская критик-литературовед исследует творчество российской поэтессы, призывая на помощь «наше всё»...  Критикесса из Челябинска разбирает детективную повесть известного белорусского писателя... Белорусский хирург-ливанец славит «тёплый советский климат» в отношениях людей. И белорусские, и русские писатели прибегают к западноевропейским эстетике, традициям и жанрам... Не правда ли, многое в этом журнале отличается нарочитой взаимосвязанностью?

 

Но если взглянуть на эту взаимосвязь с позиций исторической справедливости, она закономерна. Она закономерна и содержит суровый укор печально известным Беловежским соглашениям. Реалии безжалостны. Но всё же не беспросветны. Таким гуманитарно-культурным просветом на пути к духовному единству Славянского мира и мира без границ с успехом становится посвежевший и весьма небезынтересный журнал «Белая вежа» образца 2015 года.

 

Дмитрий Радиончик